Bruno Caverna

23
 

Bruno Caverna

Создатель философии движения “Formless ARTS", педагог

Когда ты ребенок, ты не планируешь свою жизнь, а просто следуешь течению

Большую часть своей жизни я веду постоянный диалог со своим телом. Тело — это самый главный инструмент для работы над духом, и я благодарен судьбе, что начал работать над ним еще в детстве. Сложно сказать, почему я начал заниматься тем, что сейчас является основой моей деятельности. Как правило, когда ты ребенок, ты не планируешь свою жизнь, а просто следуешь течению. Это очень важное ощущение, которое я стремлюсь всегда поддерживать в себе и в своих учениках, потому что такое восприятие мира естественно для нас, оно даёт большую свободу.

Анализируя своё детство, я понимаю, что никогда ничего не придумывал. Когда мне было десять лет, я увидел передачу о капоэйра по телевизору, и что-то внутри меня было очень глубоко этим задето. Только с возрастом я понял, что это был своеобразный отклик от тела, интуиция, которая помогает нам в принятии самых важных решений. Я рассказал родителям о своих впечатлениях и был счастлив, что они поддержали меня и отвели в зал. Помню, на занятиях я был единственный ребенок среди взрослых. С тех пор я не прекращаю изучать танец, боевые искусства и другие способы работы с телом и духом — это мой путь, в котором один шаг ведет к другому и так до бесконечности.

Танец — это способ работы над внутренним естеством человека

Большинство людей живут ограниченной жизнью. Мы будто находимся в таких ментальных коробках из паттернов современной культуры, и чем больше мы погружены в неё, тем больше мы обусловлены. Сейчас мотивацией почти для всех людей является стремление к эстетическому, к внешней красоте. Например, в танце практически все сконцентрированы на отработке техники, которая приведет к внешней красоте движения, и только единицы понимают, что танец — это способ работы над внутренним естеством.

Я верю, что через работу над своим телом мы можем взаимодействовать с чем-то очень важным внутри себя. Это невозможно выразить словами, потому что это не имеет никакого отношения к интеллектуальному опыту, скорее, это из сферы духа. Внутри каждого есть источник огромных возможностей, практически безграничный потенциал, но мы даже не догадываемся о нем, потому что наше внимание занято социальными ритуалами, которые навязывают нам определенный образ мыслей и действий и уводят от сути.

Современные кино, радио, телевидение и интернет — это школа невнимания

Мы испытываем постоянные судороги интеллекта, навязывающего взгляду и слуху непрерывные «концепты», смыслы и желания. Наше сознание перегружено информацией, и мы не в силах проявить себя, потому что не слышим своих истинных потребностей из-за непрекращающегося шума СМИ.

Главный импульс моего творчества — это возвращение взору полноценного внимания, каким обладают животные. Они всегда находится «здесь и сейчас», они не обременены бесконечной суетой интеллекта. К такому восприятию также близки дети: им не нужно ничего объяснять, их не нужно призывать к исследованию себя и мира — они всегда осматриваются, всё пробуют, они постоянно играют. Я стремлюсь направить свое внимание и внимание других людей к естеству, к сущему, к простому «я есть»: предлагаю людям сконцентрироваться на этом через взаимодействие друг с другом. Разработанная мной практика «Play-Fight», которая построена на импровизационной работе с партнером, имеет дело именно с этим. Это способ вернуть себе телесный ум, который мы забываем в процессе взросления.

Суть возникает в ответ на вопрос: «Кто я?»

Когда мы рождаемся, у нас нет никаких атрибутов, мы от всего свободны, но постепенно мы начинаем ассоциировать себя с ярлыками и этикетками, которые наклеиваются на нас, исходя из того, в каком конкретном географическом месте и в какой среде мы родились. И мы настолько верим в этикетки, что начинаем конфликтовать из-за них, забыв, что это лишь ничего незначащие наименования, а суть — бесформенная и непостижимая, и она возникает в ответ на наш вопрос: «Кто мы есть на самом деле?»

Я не призываю забыть все социальные ориентиры и впасть в нирвану, я лишь показываю их условность и учу людей играть с ними. В театре люди часто пользуются костюмами и декорациями, создавая образ, но они знают, где он заканчивается, и где начинается реальность. В жизни мы часто идентифицируемся с персонажами, которых играем, и забываем, что мы гораздо глубже. Мы теряем в себе актеров и зрителей и оставляем только закостеневшую и застывшую в невротических судорогах роль. На самом деле, наша суть гораздо глубже тех представлений, что мы имеем о себе.

Если бы все понимали, что одна ценность не важнее другой, одно верование не важнее другого, что всё это лишь многовариативные декорации, мы бы совсем иначе друг к другу относились, не было бы большинства конфликтов. Но существуют люди, которые делают всё, чтобы в обществе главенствовала парадигма разделения. Они манипулируют идеями, ценностями и идеологиями, чтобы разделять людей и властвовать.

Я не знаю, что с этим делать и как поступать, но у меня есть возможность обратить взгляд людей на то, как мы устроены. В нас есть что-то предельно важное, что возникло гораздо раньше, чем я — русский, я — грузин, я — немец. Мы все просто есть, и это единственное, что мы можем действительно знать о себе.

Самым главным методом в импровизации является преодоление границ своей личности

На моих занятиях собираются люди разных национальностей с разными традициями и взглядами на жизнь. Сначала им очень сложно работать вместе, но в процессе импровизации они начинают взаимодействовать на таком глубоком уровне, что ограничения стираются, потому что они являются производными возбужденного ума, который мы успокаиваем в процессе тренировки. Мы останавливаем свой внутренний диалог и начинаем видеть мир без наших интерпретаций и оценок таким, какой он есть на самом деле. Мы становимся созерцателями. Когда ум человека спокоен, он принимает всё, не оценивая и не создавая шум. Остается только беспристрастность и отрешенность, направленная на получения знания.

«Play-Fight» устроен так, что он вынуждает человека идти на риск и быть максимально вовлеченным. Люди выполняют, на первый взгляд, самые простые действия, такие как совместная ходьба, но они настолько концентрируются на них, что меняют свою точку сборки, если пользоваться терминологией мексиканского шамана Дона Хуана, и сталкиваются с чем-то непознанным внутри себя.

Многих людей пугает этап, когда начинается отслаивание ярлыков, и приходит понимание, что возможно изменить свою личность и полностью поменять модели поведения и паттерны, которые нас ограничивают. Ученики вдруг начинают спрашивать себя, кто они на самом деле, и большинство на этом этапе уходит, не дождавшись ответа, потому что это огромный страх. Сложно отказаться от своего образа, это сродни страху смерти, но только пройдя через него, ты родишься заново и познаешь себя настоящего.

Ты там, где твоё внимание

Многие люди спрашивают: «С чего мне начать, чтобы избавиться от шума и лучше слышать себя?» Всё просто. Следите за каждым движением и каждым ощущением. Это доступная всем практика, которую вы можете применять  уже сейчас. Это работа над самыми простыми действиями, но когда мы погружаемся в них, оказывается, что это очень сложный процесс. Сложно контролировать свою походку и осанку, сложно длительное время фокусировать своё внимание на одном, сложно медитировать, потому что это действия, а не разговоры. Они требуют энергии и времени, в этом и заключается духовная работа.

Когда люди путем духовной практики останавливают свой внутренний диалог и концентрируются на одном, они вдруг начинают видеть многомерность самых простых вещей и действий. Это напоминает фракталы, такие самоповторяющиеся структуры. Не важно, чем вы занимаетесь: если вы при этом внимательны, вы в каждой капле видите океан, в каждом движении находите все остальные, в каждом элементе находите всю структуру целиком. Вы вдруг ощущаете, что всё едино и снова чувствуете источник.

Вся моя работа направлена на получение опыта, на исследование своей внутренней природы. В этом плане я не стремлюсь сделать людей более счастливыми. Я довольно скептично отношусь к тому, что все должны быть счастливыми — есть в жизни вещи поважнее. Для меня главное — это вернуться к контакту с настоящим собой, к тому естеству, которое мы теряем из-за вовлеченности в культуру.

Нравится